«Побег в Эдем» (История одного путешествия)

Posted on Posted in Творчество

cover21

(Сокращенная версия/черновик. Все совпадения случайны, все герои вымышлены.)

Вместо предисловия.

Почему человеку так сложно быть осознанным, находясь в теле? Казалось бы, наоборот, такая мощная биологическая машина, чувствует, реагирует, самостоятельно перемещается в пространстве, имеет потрясающий своим преимуществом когнитивный потенциал… Но среди миллиардов живых  человеческих существ, едва ли найдутся полностью осознающие себя и все происходящее вокруг. Осознающие настолько, чтобы жить, творить, общаться с другими и получать от всего этого радость. В чем же дело? Сколько было посланников и сколько дано знаний, но сознание не поднимается выше примитивного уровня выживания. И никакой интеллект или образование не помогают. В лучшем случае, человек «увидев и осознав», становится затворником. Страх быть не понятым, изгнанным из общества или вынужденный побег? Но ведь в затворничестве нет общества, а есть тот же страх-одиночества, который в лучшем случае, заполнит пустоту картинками своего воображения.   Шестнадцать тем, несущих калейдоскоп разнообразий сознания, постоянно фильтруются умами землян, но интерпретация этой информации, находится в полностью искаженном уме. Люди, не осознают картину происходящего. Они живут во сне и их поступками управляют мысли, отраженные от кривых зеркал их сознания. Грязные и кривые зеркала, в комнате без света.

В человеческом теле, сложно быть объективным и независимым от обстоятельств. Тело должно выживать, получать удовольствие и прочие животные, материальные блага. И если человек один раз попробовал комфорт или материальный достаток, то потом ему будет недостаточно обычного уровня. А философия жизненной мудрости? Куда деть все эти смыслы? «Сначала обеспечим материальный достаток, а потом пойдем учиться»? Отпустить контроль над своей жизнью, это не просто, а очень непросто. Особенно, когда у тебя есть семья и маленькие дети. Вот вокруг чего будут крутиться ваши смыслы, помыслы и замыслы. Выживание, благополучие и процветание. А на пути к этому, неравная борьба с системой, попытка адаптации под постоянно меняющиеся законы и правила.

Эта история о прошлом настоящем и грядущем. Настоящая, выдуманная, невозможная, но не фантастическая.  История о Рае который  мы покинули и Рае который  нас ждет.  История возвращения к Источнику.

____________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ
Книга-1

1. Затмение
2. Встреча
3. Кризис
4. Поезд
5. Миллиард евро
6. Восьмое марта
7. Табула Раса II
8. Поезд беглец
9. Кесонный режим
10. Метро-трип

____________________________________________________________

1. Затмение

Все повторялось, как в заурядном, третьесортном триллере.    Я карабкаюсь по высокой скале, на вершине которой меня ждет, что-то очень важное. И стоит протянуть руку, чтобы схватиться за последний выступ, как скала становится песчаной, и я качусь вниз, в самый жуткий, кромешный низ, хватаясь на ходу за хлипкие ветки растений. Падение длиться целую вечность. Тупой удар о подножие скалы, темнота и жуткая тоска, бессилие и отчаяние от невозможности повторить восхождение. Холодный пот и судорожная лихорадка во всем теле, выталкивают из глубины сна на поверхность яви. Лежу с открытыми глазами, осознавая возвращение  из  кошмара и ненавижу, ненавижу себя за то, что не смог сделать этот последний рывок к своей Главной Вершине.

Утро. Лучше бы ты не наступало. Твоя по-весеннему оптимистическая суета, с обещанием нового дня, полного чудес и возможностей, напоминает иллюзию наркомана, который после лабиринта нирваны, всегда возвращается в одну и ту же камеру своей мрачной действительности. 

Тишина в квартире, давит безжизненным вакуумом. Так можно и с ума сойти. Включаю телевизор. Евроньюс гонит свою красную ленту катастроф,  переплетенную пестрым позитивом культуры и высоких технологий. В воздухе появилось ощущение чего-то стоящего, живого, происходящего не во сне. Стою перед экраном, с зубной щеткой в руке и впитываю, впитываю, каждый импульс этих живых вибраций. В голове проносятся сотни вариантов событий с моим участием. Я там, где происходит, что-то жизненно важное и мое место в самом центре тайфуна, где весь мир рушится прямо на глазах. Хаос преображает монотонное однообразие и мне уже не важно, где это происходит, главное, что я чувствую свежий ветер перемен, ощущаю его каждой клеткой своего тела. В какой-то момент осознаю, что смотрю новостной блок уже по третьему кругу.  Мое воображение создало параллельную реальность, в которой я пережил, целую «эпоху возрождения». В груди трепетало, что-то радостное и по детски озорное. Я прорвусь, я прорвусь, я прорвусь… стучало в унисон с пульсом моего сердца. Этот коматоз не может длиться вечно. На войну, в район стихийного бедствия, на Марс! Только вырваться из этого беличьего колеса, которое уже совсем не крутится под массой моего фрустрированного, замученного пивом и табаком, стодесятикилограммового тела.

На воздух! Бегом марш, из этого железобетонного склепа с удобствами! На вооолююю! Морозный воздух ворвался в легкие и ударил в голову сильнее, чем первая затяжка никотином. Энтузиазм переполняет меня в ожидании сверхчуда. Московские ледяные колдобины, традиционные для февраля, быстро возвращают к управлению пешим движением. Нет ничего противоестественней для моей чувствительной натуры, чем отсутствие гармонии в окружающей среде. Тротуары, деградировавшие в узкие горбатые траншеи-тропинки, с торчащими из стенок собачьими какашками, использованными шприцами и презервативами, очень красноречиво напоминают в какой действительности я сейчас нахожусь.

Москва, 2005 год. Сорок четвертый год от моего Дня рождения. Позади стена дыма от сожженных мостов, а впереди туман и ни одного маяка… как впрочем, и ни одной цели. Мне  приходит на память, где-то услышанное выражение — «социальная апатия». И я ощущаю ее при каждом вдохе. Невозможность найти свое место среди людей. Все, что предлагает мир, гораздо ниже уровня моей заинтересованности. Из груди так и рвется наружу — Я здесь не для этого!!! Ни отцовский долг, ни семейный кодекс не дают нужной мотивации. Тем более, что я им уже отдал все, что имело материальную ценность. А других ценностей у меня не было, но я был готов  бросить сверху еще 110 кг бесполезного мяса, лишь бы… Воля, ветер, стихия, жизнь, а не эти, социопатные  каникулы в деревне Гадюкино.

Я в сердцах ругнулся и плюнул в сугроб, который в эту секунду олицетворял всех, кто виноват в моих страданиях.  На белом, пребелом пуховом покрове, свежевыпавшего  снега, появилась ярко красная метка. Я посмотрел по сторонам, потом на сугроб и плюнул еще раз. Второй стоп-сигнал загорелся рядом с первым. Сомнений нет, это моя кровь. На смену душевным страданиям тут же пришли страдания физические. С правой стороны груди, явно ощущалась боль, как от удара тупым твердым предметом. Курить уже не хотелось совсем. Паника набирала обороты, на ум приходило всего лишь два диагноза — рак или туберкулез. Пока дошел до работы в уме пронеслось с десяток сценариев эффектного ухода из этой бессмысленной жизни. И если раньше сценарии были с «перспективой развития в хэппи-энд» то сейчас, это однозначно, должно было быть быстро и ярко. Так, чтобы вспышку увидели за пределами Солнечной Системы, те, кто за нами оттуда приглядывает.

Звоню другу в больницу, он, повторяя мои «диагнозы», с юмором пытается успокоить. «Не волнуйся, если ракушка — вырежем, если туба — вылечим, будешь как новый». Но в моей реальности, часики уже затикали обратный отсчет. На уровне солнечного сплетения, появилось холодное, пустое пространство, абсолютный космический ноль безразличия.  Но, что парадоксально, в голове вдруг все встало на свои места. Никакого бардака и шума, говорит только один, остальные его слушают. Мне показалось, что это и есть Здравый Смысл или Разум, чью речь не комментируют и не перебивают. Ясная цель, понятный маршрут, идем и делаем, как в армии, когда «приказы командира не обсуждаются». Наверное, потому там остаются служить, чтобы иметь реальную цель и не размышлять над всякими глупостями, вроде смысла жизни. Все предопределено, Устав, Порядок, Цель, Жизнь и ее Смысл-Родину Защищать!

-Ты че такой бледный? Спрашивает мой шеф и с тревогой смотрит на меня сквозь толстые линзы очков. Классный ты мужик, думаю я про себя, цены тебе нет, а вон тоже, семья в развал, живешь бобылем, все время на работе, а по пути домой, в электричке книжки читаешь, боевую фантастику. Вот с кем бы я пошел в разведку. Но у него в отличие от меня, есть чувство ответственности перед 18-ти летним сыном, который ждет папиной отмазки от армии и студенческого билета в правильный вуз.    — Шеф, я тут немного прихворнул, в больничку бы надо, сфоткаться (на памятник, скрипнул внутренний голос). — Конечно, давай иди, ты нам здоровый здесь нужен! Если, что — звони.  — Спасибо, дорогой…

-Две дырки с правой стороны, симптомы острой пневмонии. Сдадите анализы и к фтизиатру, надо исключить туберкулез. Словно вынес оправдательный приговор, подумал я, забирая рентгеновские снимки. Боль с правой стороны груди нарастала и казалось, что дальше уже некуда, но в следующую минуту новый приступ доказывал обратное, втыкая в грудь  раскаленный шип.

В палате  четыре койки, две из которых пустовали. Я расположился у окна и сразу лег. Через пару минут понял, что боль не отпустит в сон и вызвал медсестру.                    — Обезбольте меня, пожалуйста, всего сразу, вместе с мыслями. Коряво пошутил я, пытаясь изобразить улыбку на перекошенном лице. Укол подействовал быстро, и я провалился в глубокий сон без картинок. Состояние полного истощения не признается умом, пока тело не упадет без сил или серьезно не заболеет. И словно усталый от дальних странствий корабль, загнанный в доки для ремонта, мой изможденный организм отключился от звуков внешнего мира.

 

2. Встреча

На перекрестке, у синхронно моргающих желтых глаз светофоров, стоял худощавый человек. Среднего роста мужчина, капюшон куртки накинутый на голову, руки в карманах, подчеркивали его одиночество и отстраненность от цивилизации.  Он, словно не решался, на какой из светофоров перейти дорогу в этот предрассветный час.   Движение почти отсутствовало и лишь редкая поливалка проезжая мимо, смывала осенние листья с бордюров,  кокетливо отвечая своим желтым маячком, светофорному квартету. 
Со стороны, внимательный наблюдатель мог бы решить, что это отчаявшийся самоубийца, ждущий потока серьезного транспорта, чтобы сгинуть под его колесами. Действительно, погибнуть под медленно ползущей поливалкой, как-то не эффективно, может и не получиться, а если получится, то скажут, что под поливочной машиной умер, а потом и вовсе «перекрасят» в мусорную.  Но вдруг, человек оживился и стал вглядываться в противоположную сторону дороги. Оттуда, ему навстречу шел высокий, пожилой блондин с волосами, закрученными в хвост и огромным пивным достоинством спереди. Степенно, вразвалку, словно огибая своими ногами-столбами препятствие, блондин-викинг   шел точным курсом на самоубийцу.  Неужели это и есть «серьезный транспорт»? Хотя, судя по выражению небритого и опухшего лица викинга и его сиротливо-малюсенькому рюкзачку за спиной, он сам  из того же «клуба самоубийц».  Большой и маленький пожали друг другу руки и молча,  стали ждать дальше. Действительно, в коллективе легче умирать, не так скучно и страшно, подумал бы наш внимательный наблюдатель. Но появление «третьего мушкетера», с лицом в косматой бороде и огромным туристическим рюкзаком за спиной, полностью исключило версию группового суицида.  Троица явно собиралась в поход и, судя по экипировке, бородач  планировал кругосветку, а викинг с одиночкой,  помогали  донести ему  рюкзак до лодки. Они продолжали стоять молча и каждый смотрел в свою сторону. Никаких сигарет или телефонных звонков, плееров или журналов, только желтые зайцы светофоров, на угрюмых мужских лицах, отражали  паузу  ожидания.


Антон.

Ну и компания у меня, подумал одиночка. Если бы пару лет назад, кто-то сказал, что я буду тусить вместе с рокером и сектантом, умер бы со смеху. Да уж. Если бы пару лет назад я кого нибудь слушал или видел. Бабло в мои горячие 26 лет, перло из всех кранов и щелей между половицами так, что можно было из купюр дом построить . Все, что пожелаешь, хоть авто от Мазератти, хоть кресло от Мазарини, ничего невозможного. Для молодого, провинциального вундеркинда с Высшим Экономическим образованием, «порвать Москву в хлам» это же самая заветная мечта!  Сколько лет видел столицу только по телеку да  на большом экране кинотеатра. Кинотеатра?! Теперь-то я знаю как выглядит настоящий кинотеатр с правильным звуком и анатомическими креслами. А тачки! Думал, что так и умру никогда не увидев живую Феррари. Откуда в моем мухосранске Феррари? Там несколько лет назад дорогу до вокзала отремонтировали, так теперь на нее все свадьбы фоткаться ездят, «Пять минут Америки». Зато силовики местные, нармальна себя чувствуют, качают тему с местным главой и баблос пилят, чиста “каждому по труду”, никого со стороны не пускают. Феррарей конечно не заработали, но на «Крузерах» теток катают. Блин, все девки за них замуж хотят или хотя бы в любовницы,  жопу прикрыть фирменной шмоткой, чтобы не хуже чем у людей в телевизоре. Вот из такой провинции я и вылетел как пробка из Советского Шампанского. Как говорится, нету силушки, шевели мозгами. Боец из меня никудышный, за всю жизнь один раз подрался и то, больше орал, когда падал, чем кулаками работал. Пьяный, после выпускного, кинулся защищать честь одноклассницы, которая целовалась за школой с одим бычком боевым. Помню, как вспыхнуло небо, а потом свет погас и все. Очнулся, а вокруг ни души  и фонарь под глазом, хоть всю «Пять минут Америки» освещай. Вот потому, учебники и компьютер, были моими самыми лучшими друзьями. Учился я так, что мозг скрипел и пар из ушей валил. Адам Смит, Генри Форд, Ли Якокка, Карнеги, Леонтьев, все, что попадалось мне на глаза съедалось от корки до корки. Меня возбуждало предпринимательство и экономические науки, а желание попробовать настоящую Американскую мечту, перекрывало даже голод и жажду секса.

И вот, я в Москве, столица заждалась своего Цезаря. Ничего, что я въехал в тебя на электричке, зато внутри  буду твоим главным героем!  С газет и окон начинать не пришлось. Все пошло как-то само-собой и очень шустро. Помощник менеджера по продажам ноутбуков, менеджер, старший менеджер, руководитель регионального подразделения, собственный многопрофильный информационно-маркетинговый бизнес, «проба пера» на бирже и понеслось. 
Инвестиции, облигации, пифы, рифы, острова, офф-шторы…  А потом, появилась эта коза-мичуринская, со своим фондом. Как я на нее купился, баран, лошара, дятел-белке домик конопятил?!  Но боже, какие  у нее сладенькие «булочки»! Я тогда потерял не только волю и дар речи, но и забыл кто я и где нахожусь! И это, на совершенно трезвую голову! Роковая женщина, не иначе. Вот ради таких, мужчины готовы хоть в пекло, хоть продать душу дьяволу. Очень хорошо понимаю младшего сына Тараса Бульбы — Андрея, который предал своих, ради объятий польской красотки. У него просто мозг закипел и сразу замерз, как только он ее увидел. Какая там нах родина?! Если у тебя ничего вкуснее морковки в жизни не было, то как ты сможешь устоять перед таким сочным спелым персиком?! И Адама я теперь понимаю, с этим яблочком наливным. Да, что там говорить, мы-мужики, все дети Адамовы, только некоторые из нас всю жизнь живут среди картофельных полей и морковных грядок, поэтому про яблоки, а тем более персики, НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ.   А попробовал хоть раз такой кайф и ни в один колхоз тебя уже не заманишь.  Это точно. Только булки эти, мне очень дорого обошлись. Сейчас, прикидываю, так мог бы не одну пекарню купить, и рядом персиковую плантацию разбить, вместе с птицефабрикой и свинофермой. Ну, все, хватит скулить, проехали. Надо как-то вырвать ее из памяти, растоптать и утопить на дне этой, штоб ее,  впадины.  Да? Тебе сейчас один ее звонок и ты последние трусы  отдашь и все свои органы в них завернешь вместе с подпиской о невыезде и повесткой в суд… Хорошо, что мобилы нет, а номер на память не помню.  Даже сумку спортивную, забрали, гады и Zippo любимую, золотую, с мои гербом. Гы-гы, лошара-дворянин, Сэр.  Хорошо, что еще интернет халявный есть.  Как же меня так угораздило? Что теперь будет? Куда я с этой пестрой командой? В цирк-шапито, клоуном-для битья? Или в свидетели йоговы? Какая теперь разница. Обратной дороги уже нет.

Борис.

Думал не дойду, пиздец как устал, уфф. Перевел дух викинг и посмотрел на свои паровозонераздовимые часы с тремя циферблатами, на толстом кожаном браслете. Если, что-то срочно не предпринять, капец мне, отдам концы, прощай немытая Россия и все кто меня помнит.  А кто тебя помнит? Твои облезлые шлюхи или коллеги по фирме, которые от них отличаются, только количеством входных отверстий? Благодарная бабулька-соседка с первого этажа у которой раз в месяц терялись ключи и ты выставлял ей дверь, а потом сам же ее и ремонтировал?  Кореша по мотоклубу, которые радуются больше твоим баксам  чем тебе, потому-что знают в них толк, в отличие от твоего “кодекса чести”? Да какая теперь разница? Сто шестьдесят восемь килограммов при росте сто девяносто пять, почти по килограмму на сантиметр и никакого желания жить дальше. Так жалко себя,  большого и сильного. Прутья стальные в косички заплетаю, лопату в трубочку сверну, а вот о себе позаботиться ну никаких сил нет.  А теперь и желания.   Сорок пять лет и ни хрена нет. Ни баб ни баксов ни здоровья, а вот теперь и ни родины и ни флага. «Полковник Кудасов нистч господа»! Нистч и жалок, а самое главное болен и практически немощен.  А ведь еще недавно, ВСЕ было! Звучит как-то стремно, типа – “расслабься чувак, у тебя все уже было…”.

Характер мой ершистый, все испортил. Ну не могу я прогибаться под всяких мудаков с баблом и положением! Говорю в лоб все как есть, а эти уроды, вместо спасибо, сразу сливаются, да еще жлобой потом пыхтят в мою сторону, людей от меня отворачивают. Ну в кого я такой? Знать бы родителей, сейчас бы спасибо сказал, за свою нордическую стойкость и деревенскую тупость.  Пока силушка была, не думал про образование, в падлу было с очкастыми ботаниками на их вафельно-мармеладном языке, умные темы мямлить. То-ли дело в армии, ты или друг и я тебе доверяю до последнего вздоха и до конца с тобой в огне и в аду (имелось в виду — в огонь и в воду) или не трать со мной время на пустые, умные разговоры.  Там все просто и по мужски, сели, вмазали, поговорили по душам-прямо, без этих дипломатических кривляний. А вот сейчас и поговорить даже не с кем, последние дружки боевые, сгинули с белого света. Кто в горячей точке, кто в белой горячке. Да и мне судя по всему, не долго потолок коптить. Байк свой, разнес в клочья, шлем пополам треснул от удара. Месяц переломанный лежал в травме, на голени как у терминатора железяки со спицами и шлем гипсовый на шее, водолазный. При моей природной скромности, эти причендалы мне такую гордую осанку выправили, что аж стыдно было первое время. Идешь как павлин важный с задраной вверх башней. Но потом, по немногу привык. Сейчас даже нравится, выше стал сантиметров на пять, за счет новой осанки. Только с работой уже обломов, без коня я не всадник. Вот и забухал с тоски.

Девушки? Не пруха мне с ними. Не могу я вот так по современному, как у них сейчас принято. Сразу в койку. Тошнит меня от незнакомого женского тела. Мне привыкнуть надо, чтобы доверие было. А они все сразу умничать начинают, как спросят какую-то херню, типа – вы были на выставке иксприссиананистов? Сразу хочется послать в отделение неотложной травматологии НИИ Скорой помощи имени Склифасовского. Мне Халк Хоган нравится, хотя рестлинг-цирк этот, ну фигня полная. Уж лучше сумо смотреть.  Нее, с девушками я только под алкоголем на разок, другой, а потом все, утомляют они своей болтовней домохозяйской. Воин я по духу и не хрен на меня фартуки кухонные примерять! Короче, амазонка мне нужна, была… Сейчас с моими жирными бицепсами и пресс-центром, объемом  с ящик пива, ни одна трезвая амазонка на один гектар, рядом со мной, свой цветок не посадит. Короче, учиться бесполезно, лечиться поздно, жениться стремно. Вот такой я весь заебательский! «Маргинальный, антисоциальный, деморализованный элемент, не представляющий никакой ценности для общества и тех институтов, которые это общество доят».

-Пшел вон из ведомственной квартиры и забери свою, бурятскую библию! Орала худая, злобная тетка, выселяя меня из жилья. Моя «бурятская библия», это  «Кодекс Самурая» по которому я строил свою жизнь и свой путь Воина. Люблю читать книжки.  Какой нафик интернет? Для меня компьютер и пидорас, это почти одно и то же. Я на фирме, особо срочные и важные поручения выполнял, сопроводить там корреспонденцию срочную или вип-шишку какую-то. Компьютерами пусть молодежь мозг себе дрочит в стрелялках, а я еще в натуре могу, башню отстрелить или оторвать, если патроны кончатся.  На днях переходил улицу на зеленый и какой-то мудила на газели, чуть не сбил, еле плечо убрать успел, зеркало вырвало от удара. Так он, сучок недобитый, еще хайло раззявил и стал меня по матушке крыть! Не помню как   башня рухнула, но когда меня вся остановка от него отдирала, у меня в одной руке была рулевая баранка, за которую держался водила, а в другой дверь, которой я его дубасил. Чувак обосрался прям в штаны.  Конечно, это не геройство, стыдно потом стало, извинился перед людьми за недостойное поведение, но хмырю этому наглому, так и надо. Людей уважай, даже если  спешишь по срочному!  Ну вот ты и уважаешь, людей, а теперь с котомкой за спиной, в которой кроме зубной щетки и библии Самурайской, одни воспоминания. Хех, воспоминания? Шутишь? Я и вспомнить толком сейчас ничего не могу, мозг жиром заплыл, только о жратве и думаю. Куда она в меня только лезет?  Бронежирет,  такой, что ни одна финка до мяса не достанет, застрянет по пути. Какая в жопу липосакция, я что, совсем идиот? Чтобы потом опять нажирать всю эту амуницию?  Видел я одного своего знакомого, у него собака, порода редкая с большим лицом, вся в складках. Так вот они на пару выходят гулять и хрен поймешь, кто кого передразнивает. У обоих такие сраки, что наш диван на рецепшине не вместит и глаз из за бровей не видно. А тоже липосакцию делал, я его даже не узнал тогда. Смотрю собаку эту жирную, какой-то парнишка выгуливает. Я и спрашиваю, а где хозяин-то? А парнишка поворачивается и тут я и узнал его брови. Ну хватило его на месяц. Пиво и жареные пельмени быстро вернули все взад. Любил и я пивко и косячок дернуть под хорошую музычку, в хорошей компании. Но нет уже ни здоровья, ни компании, ни байка, ни смысла. Все заебло. Вот, может с этими охламонами помирать еду, кто его знает? Какая теперь разница? Этот мир вконец ебнулся, никому верить нельзя, кругом одни питухи и лисбиянки. Все брешут друг-дружке, тошно так дальше жить, лучше уж с этими чудаками… вроде неплохие ребята, ток странные чуток.

Яков.

Бородач все время читал про себя мантры и молился одновременно всем богам сразу. Господи, спаси душу мою грешную, избави раба божия своего от адских мук и страданий! Да пребудет воля твоя, да придет царствие твое… Сил моих больше нет терпеть эти страсти, боюсь сойти с ума и остаться чокнутым, до конца дней пуская слюнявые пузыри. Ом мани падме хум, ом мани падме хум, ом мани… Главное не останавливаться, читать! Главное не думать ни о чем! Ом мани падме хум…  Чую, господи, чую всей кожей, идет Сатана! Слышу стук его копыт и запах серы! Боже, нужели конец? Неужели это все? Ведь столько городов построено, столько детишек малых, господи! Неужели им всем кару смертную принять за грехи наши? Помилуй и спаси Боже, дай знак, надежду на спасение, молить будем тебя всем миром! Харе Кришна, Харе Рама, Кришна, Кришна, Харе, Харе… Рама, Рама, Харе харе…  Почему же не отпускает, Господи? Откуда же берется страх такой, не иначе уже началось?  А небо вроде спокойное, земля тоже не дрожит.  Обманчива природа, маскирует Антихрист свое присутствие! Но меня то ты не одурачишь! Я все твои знаки уже давно прочитал! И телевидение это адское, сатанинское вещание, интернет — паутина диявола! Сбываются пророчества древние!  Это мне в наказание, за грехи мои, за жизнь беспутную, вольготную!  Проснулся Я, прозрел Господи, прозрел раб твой!!!   Не переставая причитал Яков, бывший наркоман с многолетним стажем, прожегший все состояние, оставшееся от богатых родителей и увидевший в очередном нарко-трипе лик божий, говорящий о конце света. Утром Яков был трезвее младенца.  Все запасы дури были смыты в унитаз, файлы с порнофильмами и номера нарко-дилеров стерты со всех носителей. Плакаты с Оззи Осборном и Мэнсоном, сорваны со стен, со словами «прости Господи, мою душу грешную». Через полчаса, Яков, бледный от страха, стоял в храме со свечкой в руках и повторял про себя без остановки «Отче Наш», крестясь и кланяясь через каждое предложение. После чего, подошел к продавщице церковных сувениров и записался на исповедь. «Три дня не есть скоромного, не пить и не курить, а потом придешь к отцу Алексию».  Яков в знак благодарности за ее доброту, купил иконы Николая Чудотворца и Казанской Божьей Матери, десяток свечей и маленький коптильник с ладаном.

Трое суток, он драил квартиру, отключившись от всех коммуникаций с внешним миром, освобождая гардероб и голову от адского хлама и читая, читая, читая Новый Завет и 51-й и 90-й псалмы, как посоветовала добрая продавщица из храма. Впервые в жизни, Яков стоял на коленях перед иконой и плакал, читая молитву.  Вот настала долгожданная суббота и весь вычищенный и голодный, Яков направился к Храму. Решил идти пешком, чтобы не смешиваться с праздной суетой горожан. Перед входом в храм, он остановился, отвесил низкий поклон и перекрестился трижды, кланяясь после каждого креста. Войдя внутрь, Яков обнаружил длинную очередь, тянувшуюся к невысокому щупленькому человеку в рясе. Отец Алексий, затрепетало в сердце. Слава Богу, подумал Яков и смиренно стал в конец очереди. С приближением к своей, первой в жизни исповеди, сердце Якова, стучало все громче и громче, решив своим стуком заглушить колокола, молитвы и все звуки во Вселенной.  -Благословите, Отец Алексий, прохрипел, застрявшим в горле сухим языком, Яков. -Простите, исповедуйте… Яков побледнел и почувствовал, как душа уперлась в церковный пол под пятками. Маленький, щуплый молодой человек, лет двадцати-двадцати пяти максимум, в рясе с открытой головой из которой сальными прядями свисали нерасчесанные волосы, пристально посмотрел на Якова. -Наркоманов, насильников и убийц не причащаем!  -Что? Яков потерял, дар речи и слух одновременно. Вместо него, стоял фантом из эфира, не способный проронить ни звука.  -Пойди купи псалтырь и выучи, как надобно подходить на исповедь и прочитай «Отче Наш» 50 раз… Но Яков уже не слышал продолжение, его пустой желудок выворачивало наружу,  от ладанной вони сальных волос, плюгавого выродка в рясе, что решил взять монополию на связь с Богом.  Я убийца и насильник?! Допустим, я наркоман, но я никого не убил в своей жизни и даже не покусился! Сука, падла, мразь! Задрот немытый! Аааааа!!! Яков рыдал как никогда раньше. Сукаааааа, сволочь немытаааяяя, ненавижжууууу, ааааааа…..  Он не заметил, как оказался в своей квартире, зашел не разуваясь и стал перед иконой на колени. Слезы ручьем текли из его глаз, а я зык не в силах был повернуться в молитве.  Бога нет в храме. Там сатанинские приспешники, не пускают грешников исповедоваться, отталкивая их от бога.

Яков решил во что бы то ни стало найти святого человека и исповедоваться ему в своих грехах.  Из разговора у храма он слышал, как две женщины разговаривали о монастыре, что возле Волоколамска, где монахине было видение и во дворе монастыря забил святой источник. Теперь туда едут все больные и скорбящие и она их благословляет. Многие прямо там преображаются и чувствуют божью благодать в теле. Яков, не мешкая уточнил месторасположение монастыря и рано утром вместе со своей одноклассницей, поехали на ее машине к святой монахине.

В семь утра, в часовню монастыря не протолкнуться. Впускают всех подряд, никаких ограничений! Вот она истинная церковь, подумал Яков. Московские держиморды-пидоры, оккупировали все храмы, простому грешнику хоть сразу в пекло.  Яков стал во второй ряд с прочими, рядом стала его одноклассница. Вышла монахиня, простая русская женщина с добрым, усталым лицом. И стала читать молитву перечисляя всех святых и мучеников Руси, начиная с первого колена. Молитва ее была искренняя и лилась без остановки. Подходя к каждому, она останавливалась, спрашивала имя и читала молитву прося Господа помочь этому человеку. Яков закрыл глаза и изо всех сил просил всех святых, чтобы они открыли ему истину и простили грехи его в преддверии конца света. Когда матерь божия подошла к нему, Яков был практически в секунде от обморока, так сильно он напрягся в своем истовом желании увидеть Бога или Ангелов. -Раб Божий Яков, простонал он перед матушкой. -Господи боже всемилостивый и всемогущий… запела матушка.  Яков зажмурился и затаил дыхание, ладони вспотели и тряслись мелкой дрожью, воздух практически не поступал в набитое до отказа помещение часовни.  Кто то страдальчески  охнул, на пол бухнулось тяжелое  тело. -Это Бог, ей явился — шептали бабульки в шеренгах. — Счастливая, теперь у яе все напасти пройдут. Яков готов был уже и сам рухнуть, но Ангелы не спешили, а перед глазами расползалась лишь размытая от жмурок радуга. После нескольких часов стояния и молений, в прокуренной ладаном часовне, двери открылись и морозный воздух ворвался в святую обитель. Вот он дух святой.

Обратно ехали молча, нельзя было нарушать божественную процедуру, праздной болтовней.  На следующий день, Яков заболел, слег с температурой и бронхитом. Переживания и нервный стресс последних недель, уложили грешника в постель. Так мне и надо, стонал в бреду Яков, это меня Господь причащает, за мои грехи.  Придя в себя через несколько дней, весь тощий и замученный, он понял, что осталось совсем чуть-чуть и можно будет отправиться на исповедь к самому Творцу.  Искать святых угодников уже не хотелось, не было ни сил ни веры. Малахольные доходяги, им просто нужен законный повод, чтобы отмазать свою задницу от сковородки. И они наивно полагают, что церковь им поможет. Вот какова вера в силу закона… Божьего. Интересно, а кто его написал?  Говорят, что евреи. Брешут наверное.

В следующие несколько месяцев, Яков изучил все религии и все божества. От Иеговы до Кришны и всех посланников от Авраама до Будды и его нынешних последователей.  Он посетил несколько собраний Суфиев и нашел выходы на Масонов и  последователей Рериха и Блаватской. Попробовал интегральную йогу от Ауробиндо и Динамическую медитацию от Ошо Раджниша. Написал 2 письма Саи Бабе с предупреждением о грядущем Апокалипсисе. Баба не ответил. Кришнаитские барабаны и мантры, произвели на Якова очень сильное впечатление, вырвав его на целый месяц из щупалец Сансары. Но покой не возвращался в его душу, а тело переполнялось тревогой, как только звуки барабанов и пение мантр стихали. Оставалось только найти староверов, решил Яков.  Когда он вернулся из тайги, весь заросший и запуганный язычниками о конце света, который он и сам видел каждую ночь, его вера в бога окончательно рухнула.
 К тому времени, его квартира была похожа на мини ашрам. Вся мебель и техника были распроданы. В трех пустых комнатах, на полу  стояли горшки с цветами, а на стенах висели плакаты с изображениями всех божеств и святых пророков.  Женщин в свою келью он не впускал, а все старые друзья и подружки были в курсе, что Яша рехнулся и свалил из мира в секту.  Спал Яков на полу в спальном мешке, который вместе с туристическим рюкзаком и палаткой, составляли все его материальное имущество.  Вот это имущество и было собрано в путешествие к последнему приюту. Последние координаты на карте Земли, где можно спастись. Неужели, это конец — бубнил Яков, смотря на своих бестолковых и беспечных попутчиков. Неужели господь собирает в свой ковчег самых отпетых и бесполезных, как я и эти двое несчастных?

 

3. Кризис.

Врачебный обход иногда сопровождался эскортом молодых интернов или студентов мединститута. Сегодня был тот самый день и  наша палата наполнилась  ворохом энтузиазма в белых халатах. Во главе белого хаоса находился аккуратный, интеллигентного вида профессор, лет 50-ти, в очках и галстуке. Он подошел к моей кровати и посмотрел в историю болезни. Халаты обступили меня со всех сторон и внимательно маячили взглядами с профессора на меня и обратно. Умный взгляд сквозь очки посмотрел на меня. –Курите? –Уже нет. Профессор сделал небольшую паузу, а потом выдал небольшой монолог о том, в каких случаях курение уместно.  –Если вы молодая, привлекательная девушка, пришли в клуб, тогда  тонкая, длинная сигарета, может стать дополнением к вашей внешности и подчеркнет ваш имидж. Молоденькие девушки, заулыбались, наивно посчитав, что они являются теми о ком говорит светило в галстуке. –Но регулярное употребление никотина может привести вас на больничную койку, или того хуже…  Бог мой — подумал я, ну ведь и так тошно-хуже некуда, а он еще льет уксус на открытую рану. Да, я именно тот, у которого хуже не бывает! Просто совсем уже худо.  «Белая гвардия» выдавилась из палаты вслед за мудрым предводителем, оставив после себя запарфюмированный шлейф потного энтузиазма. Хотелось блевануть и сразу умереть, чтобы не вдыхать очередную дозу этого аромата. Обоняние на третий день без никотина обострилось невероятно.

Общаться ни с кем не хотелось, да и о чем? Из дома взял с собой давно купленную книгу Даниила Андреева — «Роза Мира». Давно купленных умных книг у меня накопилось приличное собрание. Случайный человек, глянув на полки моей библиотеки, мог решить, что хозяин является очень разносторонне образованным человеком. Но хозяин, пока занимался первоначальным накоплением интеллектуального капиталла и переходить непосредственно к разностороннему образованию не собирался, не было времени. И вот сейчас, находясь в состоянии перехода в мир иной, я решил, что времени у меня предостаточно и можно почитать то, что давно грело взор с полки.  Книжка была увесистая и пухлая, почти «Капитал» Маркса, подумал я, вспоминая политэкономию в институте, когда зачитывался критикой экономики буржуазно-империалистической модели. Даниил Андреев, оказался человеком героической судьбы, начавший писать свою книгу в сталинских лагерях. Мне было интересно, читать этот труд, тот свет который лился между строк, словно лучи солнца проникающие сквозь решетку тюремной камеры. Столько любви и добра в словах, от человека страдающего в застенках. Но, когда речь пошла о небесных скрижалях и видениях мировых держав в новом миропорядке, мой мозг, решительно стал превращаться в новогодний холодец, не хватало только горчицы.

Вспомнился случай с кришнаитами, которые с горящими любовью глазами, втиснули в мою тележку с продуктами, кипу своей сектантской литературы. Я тогда выгрузил телегу прямо в багажник машины и уехал не дослушав их духовную исповедь. Картинки были красивые, бумага хорошая, но когда я открыл самую толстую книгу и начал читать, мой мозг запнулся на первом же Шветашватара. И там эти имена через строчку. Ну и как мне, русскому человеку, выковыривать духовный смысл из этой чвхрабкадхабры? Что-то подобное, я ощутил и сейчас, Шаданакары и Гагтунгры, не ложились в прокрустово ложе моего скептического и Windows-ориентированного ума. Через несколько дней мытарств, было решено оставить попытки одухотворения перед отбытием туда, где и так все ясно. Осталось только понять, когда и как?

Приближался день ужаса и солидарности всех мужчин – 8 марта. Ненавистный всеми моими фибрами, тела и души, советский праздник. Шок и стресс, одновременно душили в преддверие этой роковой даты. Столько женщин и всем хоть по цветочку, но будь обязан! А денег, только на веревку без мыла. В канун каждого весеннего признания, женской неповторимости и божественности, я был готов закопаться живьем на 3 метра и воскреснуть, только через три дня, когда лепестки праздничных тюльпанов, будут украшать мусорные баки. И сейчас, накануне выписки, эта идея была готова к своему практическому воплощению.

Контрольный рентген, заключение специалиста и его устное сопровождение не для протокола. – С таким очагом, забудь о банях и тренировках. Это не лечится. Со временем, разовьется эмфизема и будешь до конца жизни выплевывать по частям свои легкие. Никакого алкоголя, табака, резких движений и физических нагрузок, привыкай к спокойной жизни пенсионера. Проскрежетал сквозь зубы пожилой человек в белом халате, с красно синими паутинками на опухщих от алкоголя щеках.  Он так пошутил или серьезно сказал? Может я ему денег должен был дать, а он обиделся и наговорил мне со злости, с бодуна наверное? Ну не урод ли, такое сказать пациенту после выписки?  Хотя, на что тут обижаться, я же не собираюсь бодро двигаться в дом для инвалидов-неудачников. У меня нет никаких ограничений! Пусть он этот диагностический сценарий, свернет в трубку, засунет в свои фиолетовые щеки и дудит, пока они не покраснеют! А я не собираюсь ждать, когда последний позвонок, гулко ударившись о фаянс унитаза, сообщит о трагическом завершении этой невеселой комедии. Восьмое, в жопу марта! Куда бы свалить подальше, чтобы не искали? Нет, чтобы не нашли!

 

4. Поезд.

-Ты куда с таким рюкзаком? В экспедицию туристов-натуралистов? Засмеялся высокий, худой мужчина, обращаясь к Якову. На вокзале уже стояла группа из нескольких мужчин и женщин, разного веса и возраста, и двух шустрых помощников, которые фиксировали данные участников «экспедиции» перед посадкой в вагон. Всего собралось человек 10-12 и наша троица в общей массе совершенно не выглядела «вызывающе-самоубийственно». Один мужчина, лет пятидесяти, был совершенно подавлен и потерян. Из всех вещей у него был только паспорт и пакетик с леденцами. Женщины, нет, скорее тетки, были раскормлены до роденовских габаритов и пытались кокетничать  «держа хвост пистолетом», поглядывая в сторону викинга. –Эти два какие-то совсем малахольные. Шептала одна метательница молота своим боевым подружкам, кивая в сторону Антона и Якова. –А высокий, хорошенький, только вид у него немного усталый.  Антон почувствовав на себе женские взгляды, сразу ощутил холодный ноющий шип в еще не зажившем от рокового укуса сердце. Наверное поварская бригада, с такими санузлами, не иначе. Подумал он про себя. Как соберутся больше двух, сразу начинают мужиков расчленять своими языками. Яков, даже не обратил внимание на усиление коллектива женским составом. Его волновало только одно, скорее убраться из столицы и прибыть на место. На то место, где их ждет Ковчег. Да, Ковчег! Все эти люди, прошли отбор и собрались в свой последний поход, чтобы избежать мытарств и неминуемой погибели. И если вы думаете, что улыбки на лицах этих бедных, замученных женщин, от предвкушения загородного пикника, то он-то знает точно, что это, завершение конца мук и несчастий, готово в любую секунду разразиться водопадом слез! Яков и сам уже был готов расплакаться, но повторение мантр, сдерживало эмоции, а запах горящего угля в титанах вагонов и вокзальная   суета, мобилизовывали нервную систему, в ожидании последнего гудка.

Народ погрузился в вагон, все молча заняли свои места в плацкарте, нетрадиционно без колбасы и вареных яиц, помидоров и коробков с солью. Словно,  ехали до следующей станции.

-Коллеги! Обратился худощавый к группе. –Пожалуйста, возьмите вот эти бланки и заполните в свободной форме. Не спешите и не переживайте, если будут исправления. Молодой, шустрый помощник, взял у худощавого пачку бланков и раздал всем по одному, вместе с шариковыми ручками.

«Я, ФИО, настоящим соглашением, подтверждаю, что добровольно принимаю участие…» Омм мани… Яков вытер пот со лба. Да это похоже на соглашение с сатаной, по форме…  Сейчас, спокойно дочитаю содержание, главное не волноваться.  Тааак, почесал затылок Борис, это уже типа я приговор себе подписываю или как? Не люблю я эти юридические приблуды. Завернут так корявую, что ни хрена не поймешь, а потом окажется, что ты им все свои органы в этом завещении оставил. Ладно, за органы можно не париться, в крайнем случае, салом догружу, хе, хе, хе.  Антон было впился пытливым взглядом в поиске причинно-следственного подвоха, но в следующую секунду, поймал себя улыбающимся до ушей. В смысле, ты сейчас того, заставишь их переписать эту телегу в соответствии с Женевской конвенцией? Или пригласишь сюда своих адвокатов, Сэр? Ха, ха, ха. «Я полностью несу ответственность за свое решение и не буду иметь никаких претензий к организаторам эксперимента…»

-Небольшая, но обязательная формальность. Каждый несет ответственность только за себя. Никаких коллективных порук или поддержек. Отчеканил стальным тенором, худощавый руководитель нашей экспедиции, собирая заполненные бланки.

-Во как, девчата. Прошептала обреченно, ценительница нордического торса нашего Бориса. –Профсоюз на помощь не придет. –Хватит уже причитать! Отрикошетила ее стон, подруга. Мало ты платила этим профсоюзам? Много они тебе на помощь наприходили?! Я сюда не в пионэр-лагерь собралась, а жизнь спасать и душу свою грешную! И пойду до конца, даже если от мужиков надо отказаться, замок повешу! – Смотри, только ключ не потеряй! Хи, хи, хи! Засмеялись роденовские грации и сразу же притихли. За окном, мелькала убегающая в прошлое Москва. Осенний дождик смывал с веток уставшую от собственного веса, желто-красную листву и наклеивал в альбом на мокром асфальте, впечатления от  прошедшего лета – завершенной жизни.  Впереди, был новый цикл рождения…

 

5. Миллиард евро

Транссибирский экспресс отбивал интервалы своего пульса стыками  стальных рельсов. Московские декорации удалялись вместе с багажом разочарований, оставленным в Столице путешественниками к Новому Ковчегу.

–У тебя есть миллиард евро?! — А у тебя он, что ли есть? Или яйца бронированные, что ты так дерзко  разговариваешь? Раздавался оживленный спор из купе нашей троицы. Возмутителем спокойствия стал четвертый «мушкетер-гасконец» примкнувший к команде в последний момент. По рекомендации своего крестного папы, Алик, «рвал когти, куда глаза глядят, чтобы духу его в Москве не было». Худощавого телосложения, слегка азиатской внешности мужчина, лет 35-ти, в прикиде от «Армани», с лицом багдадского вора, чесал на чистом русском без малейшего акцента. Идеально поставленная культурная речь образованного, интеллигентного человека, никак не вязалась с его внешностью. Алик, за 2 секунды до отправления, виртуозно развел проводников последнего вагона и уже на ходу заскочил с улыбкой благодарности в поезд, уносящий его незабываемый дух подальше от Москвы.  Сориентировавшись по внешним признакам и специфическому содержимому вагона, Алик, не снижая напора куража, вычислил старшего группы и через 2 минуты общения, используя свои навыки социальной инженерии уже заполнял «анкету путешественника». — Идите в третье купе, там есть одно свободное место. Вежливо скомандовал старший группы, пытаясь не задерживать своего взгляда под пытливым прожектором черных интеллигентных глаз. — А кофе с круасаном можно заказать? С улыбкой миллионера, заехавшего в пятизвездочный отель, спросил Алик-Рокфеллер. — Простите? — Я с карточки деньги сниму на первой большой станции. Уточнил отставший от жизни, но не от своего поезда пассажир. — У проводников есть кофе «три в одном» и печенье…  Не «Хилтон», подумал про себя Алик, возвращаясь на грешную землю из яркой и остросюжетной иллюзии своего сна, чуть не ставшего кошмарной явью. Пойду обживать свои апартаменты, мелькнуло в голове, сквозь затихающий гимн умных и быстрых мыслей.

–Добрый день! Александр Сергеевич! Младший научный сотрудник. С почти идеальным, позитивным энтузиазмом, поздоровался новенький, мгновенно сканируя расположение тел и багажа, на присутствие признаков, так или иначе характеризующих его попутчиков. — Борис Драга, безработный, умею читать и писать. — Антон, предприниматель, очень приятно. — Яков. Здравствуйте.   — Говорят, что нас выбрали из более чем 10 000 кандидатов. Продолжал сканирование Алик.   — Мои коллеги, выразили восторг белой зависти, когда узнали, что я выиграл в эту лотерею. Для меня это оказалось полной неожиданностью! Я даже не успел собраться, когда меня эта новость застигла на симпозиуме. Пришлось ехать, в чем был и как назло, в такси кейс оставил, с бумажником и ноутбуком.  У кого ни будь есть мобильный, я один звонок сделаю на свой айфон, чтобы таксист доставил кейс в мой офис… за вознаграждение?  Троица молча переглянулась между собой. Кажется, ты попал в камеру к своим. Рассуждал в уме жулик. По ходу, они свои кейсы тоже впопыхах позабывали, потому такие хмурные. — Представьте. Не теряя надежды, продолжал Алик. — Мы с вами едем на те ковчеги, как в фильме о конце света! Сколько там стоил билет, помните? Миллиард евро! Чтобы спасти свою жизнь! И кто же там спасался, помните? Те, у кого были деньги!  В этом сравнении, мы с вами зайцы, господа. Улыбнулся своей роскошной белоснежной улыбкой, Алик. Проскочили в узкую щелочку и несемся навстречу новой жизни! Без копейки в кармане!  Хотя, если бы у меня сейчас был миллиард евро… на секунду замечтался несостоявшийся Рокфеллер,  я бы … но быстро вернувшись в реал, серьезным тоном полным сострадания и горечи добавил, построил медицинский центр для детей больных аутизмом. И обратившись к попутчикам, спросил: — А, что бы вы  сделали? Вот у тебя, Борис, есть миллиард евро? Борис, не понимавший шуток и не способный отделить игру от жизни, отреагировал реактивно, переспросив Александра Сергеевича и добавив немного «мужика» в этот скользкий монолог разведчика.   — Че ты, тут нам репу запариваешь, мнс-кмс?   Из тебя аспирант, как из меня борец сумо. Ток я на него хоть размером похож, а ты даже в очках и халате, будешь артистом! Рокфеллер, млин. Видал я таких, последний рупь на понты тратят, чтобы разводить лохов красиво. Сколько классов окончил, чучело?! Небось, читать и писать на киче научился? Продолжал демонстрировать чудеса физиономики и психоанализа, бывалый викинг.  — Слушай, кузница деревенская.  Мгновенно откатил разоблачающий наезд, Алик. -Думаешь, кувалда есть, значит махать ей тут можешь? Знай где твоя наковальня и следи за произношением, чтобы не спалить свой сарай, пивной сумоист десятого дана. Ха ха. — Действительно, артист. Улыбнулся во все лицо викинг, демонстрируя неадекватную реакцию на дерзость. Алик напрягся, внутренне готовясь отскочить с линии огня и нанести контру в кадык кузнецу-сумоисту. Он прекрасно знал этот прием, который использовал сам, в спорах с превосходящими силами противника, усыпляя их бдительность показным расслабоном и смехом. Но Борис и не думал никого усыплять, он сам устал смертельно и никакие провокации и оскорбления его не могли завести на боевой режим. «Языком хоть в жопу, ток рукам воли не давай» подумал Борис, закрывая веки-занавес, оставляя на сцене  смуглого артиста-афериста, на лице которого застыло настоящее удивление.  Яков, наблюдавший за спектаклем с верхней полки, очнулся и снял с паузы «Ом Мане Падме Хум» и, отвернувшись к стене, сосредоточился на внутренней гармонии. Вернее на ее достижении. Алик посмотрел на отлетающего в царство Морфея Бориса и подумал, Портос, только без шпаги и накидки с кривыми вензелями. Этот наверху, святоша-Арамис, а я значит, хм… Д’Артаньян!!! Прошу прощения, мсье Атос, вас я как-то упустил. Значит, поговорить по душам можно будет только с вами, мсье. Улыбнулся  своей аналитической находчивости Алик-Сандр.

–Простите, вы не поможете девушкам достать постель? Из соседнего купе на Алика смотрели две пары женских глаз, принадлежащих, не лишенным обаяния, роденовским грациям.  — Всегда к вашим услугам, дамы! — Александр Сергеевич, младший научный сотрудник… — Ооо, так это вы нас будете изучать? Засмеялись кокетливо барышни. — Насколько позволят приличия и обстоятельства. Артистически демонстрируя коварство, улыбнулся Алик.    — Печенье, пиво, мороженное! Раздался рекламный, несовместимый с пищеварением, слоган буфетчика из вагон-ресторана, толкающего впереди себя тележку из супермаркета, полную съестных припасов, набитых словно впопыхах, убегающим от Армагеддона паникером, сметающим с полок магазина все, что похоже на еду.  — Простите, любезный! А круасаны в вашем обозе есть?


6. Восьмое марта

Полуавтоматическая «Бинелли» 12 калибра, с полным магазином патронов «Ремингтон» заряженных картечью 8,5мм, красовалась на стене в лучших традициях литературного жанра. Произведение современных мастеров, потомков Леонардо и Рафаэля, радовало глаз безупречностью форм и качеством механизмов. Взяв такое оружие в руки, совершенно неестественно и против всех законов природы, выпустить его, не сделав  выстрела. Этот мощнейший резонанс с главным животным инстинктом, переступитиь который может лишь немощный или в стельку пьяный мужчина. Да, это именно о том-самом! Оказавшись в постели с обнаженной красоткой, обвивающей вас своими стройными ногами и скрипящими в ваших цепких лапах упругими ягодицами, невозможно отказаться от умопомрачительного серфинга по волнам, перетекающим между вашими телами, с грохотом финального извержения, и цунами, смывающим все тревоги и мрачные мысли. Выстрел и алмазный фейерверк, осветил небо над бушующим океаном, превращая гигантские волны в зеркало штиля, в котором отражаются даже самые дальние галактики. Приблизительную страсть испытывает почти каждый мужчина, держа в руках настоящее оружие, конечно если в его генах еще не окончательно умер Кинг-Конг. Адам, не продал душу дьяволу, искусившись познанием непознаваемого, а как настоящий мужик, он шагнул навстречу судьбе!

Я открыл глаза, вокруг лежали обнаженные женские тела, под которыми были зажаты мои конечности. Руки и ноги онемели под массой, остывающей от ночной оргии плоти и мне каким-то образом нужно было понять, откуда они растут. Слева, прямо над моим лицом возвышалась грудь и я вспомнил, что так и не смог от нее оторваться, притворяясь младенцем. Ага, одна рука нашлось, она застыла прямо под кормилицей и теперь требовалось очень аккуратно достать ее, чтобы не повредить сустав. Пришлось слегка прикусить сосок у мамочки, чтобы воспользоваться ее помощью. Девушка ойкнула сквозь сон и прильнула ко мне всем бюстом. Со второй попытки, удалось прошептать ей SOS, сквозь зубы покусывающие розовую плоть, и сориентировать в пространстве координат, где терпела бедствие моя конечность. –Она совсем холодная, испуганно и с озорным инетересом в глазах, прошептала девица, держа безжизненную плеть в своих руках. –Массируй ее, только не крути и не дави сильно, а то можешь повредить! Кормилица чувствовала себя не иначе как на сеансе воскрешения мертвеца и запищала от восторга, когда я зашевелил пальцами. –Ай! Она ожила! Кровь понесла тепло по руке и вместе с иголками, в ней запульсировала жизнь. –Давай другую. Она посмотрела на меня удивленно, словно хотела сказать -А утебя их разве две? Вторая рука была зажата между ног другой богини и только торчащая между ее ягодиц, бледная ладонь, сигнализировала о бедственном положении. Реаниматорша, уже со знанием дела развела ноги напарницы, аккуратно удерживая руку за ладонь, которую я совершенно не ощущал. –Я чувствую себя некрофакалкой! С восторгом прошептала моя спасительница, подразумевая любовь к «неодушевленным» телам. В ее глазах горел азарт и гордость от причастия к тайному зомбифилическому обществу. Вторая рука очень скоро обрела чувствительность, которая и была протестирована через шлепок по заднице спящей подруги. Ноги они уже массировали вместе, заводясь от «реанимации» и переживая совершенно дикий, нечеловеческий восторг. –Я всю жизнь мечтала быть врачом и работать на скорой помощи! У них там такие беленькие халатики! Шептала одна, все с большей страстью  массируя мою икроножную мышцу руками, отдав колено и бедро своему бюсту, который гораздо эффективнее справлялся с оживлением моей плоти.

Голова совершенно не соображала и не ориентировала меня во времени и пространстве. Сколько длится этот вертеп? Откуда эти задницы? Впрочем второй вопрос снимается, поскольку качество форм совершенно оправдывало их происхождение в моем обществе. Вместе с чувствительностью в нижних конечностях, медленно нарастало возбуждение между ними.  Я с закрытыми глазами перевернулся на живот и опершись на руки приподнялся на четвереньки. Во мне проснулся голодный зверюга, рядом с которым паслись две тепленькие  лани. Не открывая глаз, ожившие лапы поймали одну из них и подтянули за талию к себе, уперев ягодицами в торчащий ятаган. Вторая лань, оказалась за моей спиной и стала вытворять номера из Кама-Сутры, сменяя в контактах все части своего тела имеющие эрогенные зоны. Я вибрировал не осознавая себя в отделенности от этих двух, чувствуя единственный ровный пульс в трех телах. В какой-то момент, мне стало интересно, как это так можно чувствовать этот клубок и где же в нем я? Открыв глаза, увидел перед собой спину извивающуюся в такт пульсациям и два розовых полушария амортизирующих о  мой пах, со следами от впившихся когтей. Это было очень ориентирующим и определяющим мое место в пространстве.

Справа от кровати стоял большой шкаф с зеркальными дверцами, в которых отражалась наша маленькая оргия. Я засмотрелся на  шоу со стороны и вдруг вспомнил эпизод из фильма «Матрица», когда Нео ткнул пальцем в зеркало и оно стало жидким. И в следующий момент одна дверца немного приоткрылась. Отражение, которое до этого было цельным и реалистичным, вдруг преломилось и я увидел, что девушка, чья попка билась в мой пах, вдруг изменилась в размерах. Ее туловище сократилось настолько, что голова сразу соединялась с попой. Я трахал уродливого карлика! Меня разорвал хохот и я упал катаясь в припадке смеха, а ничего не понимающие девицы в ужасе отскочили и прижались друг к дружке. –Ты в порядке? Ты че, закинулся чем-то? Я ржал как угорелый и не мог остановится, показывая рукой в сторону зеркала. Девицы осторожно посмотрели на шкаф, приоткрыли дверцу и ничего не поняв, бросились собираться. Когда приступ смеха отступил, дверь за ними уже захлопнулась.

С добрым утром. С международным, женским, добрым утром… Вот, все, вспомнил.  Медленно возвращающаяся память, крутила картинки вчерашнего бурного вечера, дня, позавчерашнего, прошлой недели, выписка, больница, диагноз… Мрачный депрессивный занавес опустился на мое сознание, возвращая память и забирая чувствительность из недавно ожившего тела. Тонкий голос надежды пищал, что-то о втором дыхании, еще одной попытке начать все по новому, но стальной холод здравого смысла неумолимо показывал всю бесполезность этого спектакля. -Ты им не нужен, им нужны твои деньги и твои идеи, сам ты аксессуар для понта, справочное бюро на все случаю жизни. А как же дети? Они то при чем? Дети вырастают и улетают, а ты как папаша, совсем никудышный и безответственный, не заботливый и легкомысленный как ребенок. Вали нахер отсюда, пока тебя не упекли в психушку или на кичу, за чей нибудь проломленный череп. Здесь тебе нечего делать, ты уже все попробовал, гаси это кино к чертовой матери! Вязкий туман безразличия окутал тело и голову, мысли застыли прекратив оправдательное борматание,  уши словно плотно залиты водой. Стою голый, посреди огромной комнаты,  перед глазами персидский ковер ручной работы во всю стену.

Боже, зачем ты создаешь красоту, которая не приносит счастья? А может счастье не в обладании, а в свободе от любого обладания? Зачем цепляться за бессмысленное существование в теле, которое ничего не чувствует и ничего не хочет? Рука, словно чужая, потянулась к ковру. Пусть хоть в конце будет немного красоты, текли мысли сквозь холод застывших чувств. В ладонях, словно спящая красавица, лежала изящная форма с холодной и надежной механикой внутри. Я сел в кресло, приклад в упор к полу, ствол прямо под основание подбородка, правая рука дотянулась до спускового крючка. Порядок, все как надо, никаких сложностей или неудобств. Только надо одеть трусы, а то друзья приедут, а я тут без мозгов, да еще и без трусов, на автопилоте продолжал острить ум,  готовый покинуть череп. Трусы на мне, я в кресле, патрон в патроннике, приклад в пол, ствол, рука, закатываю глаза и последнее, что вижу, прекрасный узор вытканный персидским мастером. Стоп! Хозяин, хороший парень, ковер дорогой, жалко будет выкидывать, ведь хрен отмоешь потом. Рационально мыслящий автопилот, идет на кухню, выбирает плотный и большой пакет, скручивает из него шапку и натянув на голову с чувством выполненного долга, возвращается к последнему действию. Как хорошо, никаких завещаний, болезней, сиделок, страданий… говорят, что в последний момент, тело инстинктивно отказывается себя убивать. Вообще никаких проблем, словно это и не мое тело. Большой палец правой руки давит вниз на спуск, в ушах стоит гробовая тишина, полный вакуум, щщелкк! Уже все? Стоп, я не нажал, очканул в последний момент? Жму еще раз, крючок проваливается, подтверждая, что спуск был произведен. Осечка. Ну ничего, у меня полный магазин. И тут, словно из другой реальности, в мой застывший вакуум прорывается слабый звук, словно меня кто-то зовет. Я замираю, звук нарастает словно гул приближающегося поезда. Звонок. Звонит, разрываясь телефон на столике рядом с креслом. Я будто чужой рукой, снимаю трубку и подношу ее к уху. –Дружище! Ты че там завис или дрыхнешь?! Кидай ключи, мы тут внизу уже полчаса тебя ждем! Приехали друзья, а домофон не работает, надо ключи сбросить. Встаю иду в прихожую, беру ключи и взглядом упираюсь в отражение в зеркале. Маленький сгорбленный человечек, в одних трусах, с головой  завернутой в пакет,  смотрит на меня словно с другой стороны жизни, с того света, где всегда темно. Снимаю пакет, открываю окно, свежий ветер отвесил пощечину, приводя в сознание несостоявшегося самоубийцу. Ствол, патрон, надо все убрать! Отвожу затвор, ловлю патрон, разряжаю магазин и снова заряжаю, чтобы оставить патронник пустым, вешаю красотку на место. Взгляд падает на зажатый в ладони патрон. Подношу его к глазам и вижу глубокую вмятину от ударника на капсюле. Сегодня не твой день, ухмыльнулся кто-то внутри.

 

7. Табула Раса II

В центре зала, в позе лотоса, сидел человек. Мужчина, лет 35-40. Короткая стрижка, безмятежный лоб и опущенные веки, указывали на его полное отсутствие в мире людских забот и тревог. Табула Раса или ТэР, так звали этого человека. Полностью деконструированное сознание и перепрограммированная матрица мозга. Совершенно здоровое тело, организм в своем исходном, природном состоянии. -Все функции работают в естественном для его параметров режиме. Прошептал Главный Аналитик, показывая таблицу этих параметров на планшете, своему спутнику. Чистое сознание, готовое к загрузке. –Как планируете загружать и чем? Спросил невысокий человек с большими умными глазами, упершись фокусом из этих глаз в переносицу Главному Аналитику. –Это не имеет никакого значения. Можете просто чихнуть и запустится цепная реакция образования. Только будьте готовы к вопросам, ответы на которые спрятаны глубоко в вашем подсознании и закрыты кодом Табу. –Он телепат? Может рыться в моих воспоминаниях, тайных переживаниях и… –И ощущениях и снах, и в ощущениях полученных вами в снах и даже в вариантах комбинаций, возможных стратегий, которые бессознательно прокручивались в вашем уме, в то время пока вы разговаривали на отвлеченную тему. Все, что есть в вашей памяти и организовано в информационную последовательность, будет считано и организовано в эффективную базу данных. Вернее сказать, это все уже там есть, просто произойдет верификация и оптимизация данных с учетом вашего персонального опыта. –Невероятно! И какой же алгоритм использует этот ТэР? Умные глаза, сфокусировались еще сильнее, пытаясь впитать через себя каждый бит новой информации, в то время, как сам обладатель этого фокуса, начинал осознавать ничтожность своего блестящего интеллекта, давшего своему хозяину должность Главного Консультанта по Науке при Первом Лице Государства.                   — Собственный алгоритм обработки данных, основанный на уникальной когнитивной архитектуре, природной конструкции тела и личности. Правда, личности там пока нет.    — Что вы имеете в виду? Он, что дебил? Ну, вы понимаете, о чем я?  — Нет, это не пустышка без имени и паспорта с пропиской. ТэР полностью осознает себя. Более того, он осознает каждую клетку своего тела и каждую паузу между мыслями. Он умеет (имеет постоянный доступ к навыку) останавливать обработку мыслительного потока, разветвлять его на несколько параллельных потоков с различными (иногда совершенно отличными по типу и содержанию) задачами и собирать их обратно в единый процесс по мере их решения (созревания).  –Как такое возможно?! Это же какая-то Раджа Йога интегральная! Но для достижения таких состояний требуются годы аскетического воздержания, регулярных занятий медитационными практиками и сознательного ухода из социума. — Любезный Петр Сергеевич, прошелестел ванильными нотками Главный Аналитик, любая практика, это всего лишь формула (если хотите-рецепт) включающая в себя определенные ингредиенты, главным из которых является Человек. Наша задача, найти формулу и согласовать все ингредиенты, чтобы не отравиться, а наоборот, развиться в самое высокое сознание, потенциал которого заложен в наших телах. — Вы нашли эту формулу?! – А мы ее и не теряли. Она всегда была с нами, нужно было правильно навести фокус и подобрать необходимые диоптрии. Не без удовольствия, наслаждался своим положением Главный Аналитик. –Хорошо, понятно, он будет быстро и правильно думать, но это могут и наши современные компьютеры, которые по размеру в сотни раз имеют меньшие размеры и не боятся огня воды и прочих нападок природы, не говоря уже об эмоциях. А, что он может делать? –Продолжая рассуждать в вашем тоне, я могу привести пример с тысячами модификаций роботов оснащенных передовым ИИ, не требующих одежды и свободных от эмоций. Вы ведь хотите получить рациональное подтверждение эффективности ваших инвестиций? Чего такого может ТэР, что делает его привлекательно конкурентоспособным на рынке машин? Так? –Вы очень сообразительны. Усмехнулся в свою очередь Петр Сергеевич, снижая остроту своего фокуса. Инвестиции подразумевают прогресс, как и все в этом материальном мире. Или я не прав? — В части материального мира я с вами полностью солидарен, по форме. Но у меня есть опасения, по поводу содержательной части вашего материального мира. И, боюсь, что это содержание сильно отличается от нашего. Более того, вы будете сильно разочарованы узнав (и убедившись на практике), что ваше «содержимое» не совместимо с жизнью. И единственный прогресс, который будет вам доступен, очень похож на смерть от раковых метастазов, развивающихся в облученном рентгеном организме. Да потому, что вы увлекаетесь рентгеном, заглядывая внутрь человека, в поисках бессмертия! Мой молодой и амбициозный коллега! В то время, как изобретен и прекрасно себя зарекомендовал компьютерный томограф. Но в нашем случае, оба эти  метода,  анахронизм и взяты исключительно для сравнения подходов к исследованию и диагностике.  — Давайте, все-таки к нашим материальным баранам. Сергей Петрович навел свой прицел в сторону предмета гордости, сидящего в позе лотоса. — Что он может делать и насколько эффективно? — Сергей Петрович, голубчик. Делая ванильный акцент на «голубчик», прошелестел Главный Аналитик. Во первых, это Живой Человек, а не киборг. Это человеческое сознание, жизнь, рожденная любовью. Еще бережнее завернул свой ванильный акцент в шелестящую речь, Главный Аналитик. Мы не можем рассматривать ТэР как носителя потребительских качеств. Это прототип гражданина нового мира, государства людей с равными правами и возможностями, прописанными не законом, а генетическим кодом где, как нам хорошо известно, нет мусорной составляющей. — Позвольте, коллега. Но с какой стати, вы здесь обсуждаете политику? У вас конкретная задача, дать обществу совершенного человека, здорового и умного… Зачем вся эта пафосно-утопическая философия? На дворе 21-й век и Армагеддон стучится во все двери и форточки. О чем это вы сейчас размышляете вслух? Алло! Материальный мир, это выживание, защита, образование, развитие и прогресс, другого мира я не знаю! Стены отразили эхо булатной стали, речи Сергея Петровича. Я в курсе, что мы его не для спецназа готовим или освоения новых земель. Но и эти версии, тоже надо рассматривать всерьез! Неизвестно, что нам завтра преподнесет этот несовершенно-материальный мир со своей квантовой неопределенностью! Не хватало только еще вашей, принципиальной суперпозиции, без которой  и так, декорации  не выглядят бледными и скучными! — Выживет, научится, поможет другим и произведет здоровое потомство. Вытянувшись солдатиком, отчеканил силиконовым (в смысле как кремень) рапортом Главный Аналитик. — Какой алгоритм загрузки? — В зависимости от базовой задачи, нами разработан и регламентирован основной пакет алгоритмов с учетом персональных конструктивных особенностей. В зависимости от Типа и когнитивной архитектуры, физиологических особенностей и пола, имеется 7 базовых и 21 расширенная конфигурация загрузки. С учетом специфики поставленной задачи, можем делать акцентированные наборы алгоритмов для усиления тела или личности или специальных требований, диктуемых обстановкой. — Как вы формировали алгоритмы? Что служило исходными моделями? — В основе алгоритмов, лежит постоянно совершенствуемая (обновляется по мере возникновения аномалий или мутаций) база знаний и навыков, передовых образцов человечества.  Способ записи – аналого-цифровой. Проверка усвоения через интерфейс обратной связи с нейрогенетической сетью образца. Идентичность (аутентичность) усвоения навыка/знания, практически 100%, разница лишь в «костюмах», действие или способность к воспроизведению навыка, полностью соответствует эталонному образцу по результату. Например, загружаем боевой набор полицейского. Алгоритм задержания. Количество всех движений должно соответствовать минимальному времени для фиксации нарушителя и лишения его активности. В зависимости от ситуации, телосложения нарушителя и возможных комбинаций противодействия, предлагается набор спецдвижений и психофизических действий, точность и скорость выполнения которых гарантирует с вероятностью более 85% преимущество полицейского, независимо от тренированности нарушителя и его стресс-состояния. Загрузка идет через нейросеть аудио-визуальным (цифра) и импульсно-волновым (аналог) каскадом, стимулирующим нужные нервные окончания. Идеально подходит чистый образец без спортивно-боевого бэкграунда. Переучивать всегда сложнее, это общеизвестный факт. Необходимо потратиться на очистку старой моторной памяти и загрузить новую модель. И всегда остается риск слияния «хвостов» с новой моделью, что снижает эффективность по сравнению с эталоном.  — Ок. С мышцами ясно, это у нас и так более менее работает. Да и с традиционным «ломом» эффективность пока остается на высоте.  А как у нас с интеллектом? Мышцы мозга, качаем? — С интеллектом все гораздо проще и сложнее одновременно. Понизил голос и покачал головой Главный Аналитик. Если конструируем функциональную команду для выполнения конкретной миссии-задачи, то здесь, все более менее ровно. Команда работает в едином, так сказать, порыве энтузиазма, над поставленной задачей и находит в этом глубокий внутренний смысл и удовлетворение плодами труда. Но после того как задача выполнена и команда расформировывается, что подразумевается естественно эволюционным смыслом и жизненным циклом любой программы, возникают сложности, мягко говоря. Интеллектуальный образец, обнаруживший себя в свободном от выполнения задания состоянии, переходит в режим ожидания. И пока он ждет, продолжает функционировать на уровне, гораздо выше, любого среднестатистического вундеркинда. Он ждет, чтобы откликнуться или получить приглашение от внешнего мира. И Делает это механически, без умысла, не ставя перед собой никакой цели. Основным критерием является закон — жизнь должна продолжать жизнь. Абсолютный и совершенно справедливый закон всего существования, прописанный в геноме каждого живого существа. И если я продолжаю вас правильно понимать, то в нашем несовершенно-материальном мире, присутствуют конкурентные отношения с коллегами по разуму с других континентов и систем мировоззрений. Что несет в себе определенные ограничения для наших интеллектуальных образцов, которые не имеют идеологического обуславливания. Возникает вопрос: — не усилим ли мы, за свой же счет, наших противников? Как определить и поставить такую глобальную задачу, чтобы исключить «гол в свои ворота»? — Эту задачу, должны решить сами образцы. Вернее те из них, перед которыми будет поставлена именно эта, единственная задача.

 

 8. Поезд-беглец.

Каждая крупная станция, на пути следования поезда, поставляла по несколько человек в группу «Ковчег», так официально именовалась экспериментальная команда добровольцев, отобранная по необходимым параметрам в результате тестов. Какие параметры там были необходимы и, что показали тесты, одному их научному богу известно, но публика подбиралась на редкость однородная. И однородность касалась явно не результатов тестов и личных параметров. Почти все участники предстоящего эксперимента выглядели как-то одинаково. Не в смысле, толстые или не бритые, а по ощущениям, которые возникали при взгляде на их лица.  Все они были словно потерянные или брошенные, отчаявшиеся в своей безысходности обрести мир в душе. Бродяги, заплутавшие в дебрях цивилизации, отщепенцы-неудачники, потерявшие всякую надежду на спасение.

Исключение составляли немногие энтузиасты, обнаруживающие хорошую физическую форму и  живой пытливый взор. Среди них, был и наш Алик-беглец. С той лишь разницей, что его пребывание не было до сих пор подтверждено номером контракта, который он обещал сообщить руководителю экспедиции, прыгая в поезд, в момент своей экстренной эвакуации. Понимая всю мимолетность своей, висящей на волоске жизни, Алик пытался выиграть время, чтобы передислоцировать ноги и активы в новую реальность. Но происходящее в поезде, его явно заинтриговало и он решил не прыгать на ходу в первый подходящий для жизни  тихий омут, а «потянуть резину», чтобы понять насколько материально-привлекательно, обстоятельство в котором он интуитивно застревает. Но, чтобы пройти глубже в понимание, было недостаточно той информации, которую он выудил у пассажиров и команды, требовался идентификатор его личности. — А у меня даже паспорта нет. Ухмыльнулся Алик, вспоминая «кейс в такси». -Какой я ему там день рождения впарил, когда заполнял анкету? Время и место? Что тут за эксперимент затевается? Может это дурдом  на каникулы едет, а я как лох к ним в команду затесался? Сколько уже набрали народу, человек тридцать не меньше, задротов и хмырей. Ни одного интеллигента или барыги приличного, все «пассажиры из общего вагона».  Если здесь нечего взять то, какого мне понта пустой интерес успокаивать? Нет, что-то во всем этом для меня есть. Что-то слишком значимое, иначе бы моя чуйка так не сработала, а она меня, тьфу-тьфу, еще ни разу не подвела. Надо нарыть этот идентификатор. Есть у меня один профэссор-очкарик, хакнет любую защиту, надо только объяснить чего надо и где лежит. А после, я возможно, смогу и сам ответить на эти же вопросы, зарытые в этом таинственном поезде. Интенсивно размышлял про себя Алик, вспоминая номер, очкастого хакера. На ближайшей станции, надо найти ло…  доброго человека с мобилой.

Кстати, а ведь я даже не знаю, куда мы едем и какая станция прибытия. Спешка, с такой легкостью позволяет пропускать страницы, в толстых романах, что когда пропускаешь одну строчку из своей жизни, это равносильно прожитому месяцу. Или всей жизни, если на другой чаше весов сияют, например, крупные «караты чистой воды»… как в случае… как в моем. Внутренне нахмурился Алик-ювелир — специалист высшего класса, если  требуется подменить оригинал точнейшей копией.   И пусть вас не волнует спектральный анализ или заключение  эксперта, как впрочем, и сам эксперт, просто назовите «чего надо и где это лежит».  Виртуозное мастерство и скорость реакции, обеспечивали Алику монопольное преимущество и отсутствие конкуренции среди коллег. Исключение составляли «технологи» — специалисты, имеющие в своем распоряжении современную технику клонирования оригинальных изделий. Но и там были свои люди, позволявшие восполнить высокотехнологический пробел в образовании, за щедрый гонорар, необлагаемый налогом. Ирония судьбы у таких экспертных монополистов, всегда похожа и повторяется фарсом испокон веку. Их знают. Имена в криминальных каталогах, как фирменные брэнды, греют сердца и репутацию своим хозяевам. Разумеется, их контакты не в открытом доступе. Но, как хорошо известно, все закрытое, рано или поздно распахивает свои двери. И тогда, открывается не аукцион, а охота. Представьте, что вы узнали, кто разбил вашу машину на стоянке и скрылся. А теперь представьте, что все, кого вы обманули, вдруг узнали, ваше имя и адрес. Данные из тайного каталога опубликовали в интернете, на популярном ресурсе, где тусят  ваши жертвы. Разумеется, что «вас подставили и кинули», а на ваше теплое место забрался какой-то более шустрый и ушлый проходимец. И, даже если у вас есть серьезный адвокат со связями и уверенность в своей чистосердечной правоте, шансы избежать расправы будут ничтожны. Ваша молниеносная реакция на опасность или удачу, вдруг подводит  вас, вместе с убегающей, толстожопой Фортуной. И вместо куража приходит, нет, она вас накрывает с головой — плотная, душная, продирающая до костного мозга – паника.

Интуиция любит тишину, а когда со всех сторон слышен топот погони и лай голодных собак, то последняя надежда, на быстрые ноги и хорошие легкие. Как там говорили у нас в детдоме – «Ноги, ноги, несите мою жопу»? Ностальгически вздрогнул Алик, поежившись от детских воспоминаний, без велика и Деда  Мороза.  — И, похоже, моя многострадальная, но все еще шустрая задница, не одинока в этом эшелоне.  Столько лиц, за масками «усталых и занятых граждан». Куда ни глянь, все словно по уши в делах и даже глаз не поднимают навстречу! Это прямо какой-то тайный, нет, таинственный эшелон! Так и подмывает написать на паровозе (локомотиве) лозунг: «Оставь надежду всяк сюда вошедший!» Или — «На свободу с чистой…», нет, это из другой оперы.Значит, бегут доходяги, «рвут когти» на ковчег, спасаются. И вещей почти ни у кого с собой нет, за исключением Атоса-бородатого. Половину верхней полки завалил своим полярным рюкзаком. Едем на восток, за Урал уже перевалили. Неужели и правда к морю, во Владик? Даже номер поезда не спросил – веселый блин и находчивый! Зато знаешь его название – «ПоеБеНе», что в переводе  — Поезд Беглых Неудачников.

 

9. Кессонный режим.

Хуже всего, возвращаться из кошмара, в реальность, которая кошмарит тебя наяву, где нет ни малейшей надежды проснуться. Я может быть и проснулся бы, но дальше то уже некуда, явь, твердь земная, натура! Куда просыпаться из реальности, в какую сторону? Правда, помню, несколько раз я спал во сне и просыпаясь во втором сне, шел в первом сне в туалет и очень переживал оттуда, чтобы не описаться в реальности. Ощущения  были самые настоящие, ну их просто не изобразить, если не чувствуешь. Помню, даже размышлял там вслух с кем-то, пытаясь разобраться, что есть сон и спим ли мы сейчас или дурака валяем. Но там, во всех снах, на любой глубине, всегда остается какая-то часть нереального, не настоящесть, которую ощущаешь даже в глубоком сне с лихо закрученным сюжетом, не выпускающим тебя из цепких лап.  Всегда присутствует четкое внутреннее знание, что ты спишь, И ВСЕ НЕ НАСТОЯЩЕЕ. Но, так же, там присутствует кое-что такое, что это кино наполняет реальными страхами и желаниями, чувствами. Страх умереть, во сне, самый настоящий, жуть берет не киношная, а такая, словно и впрямь придется отдавать концы и плыть в царство мертвых.  Но даже здесь у меня было несколько аномальных сюжетов, когда внутри сна я вдруг решался на дерзость и шел навстречу смерти. Иногда пули отскакивали и падали как резиновые, или вообще исчезали, а враги вдруг разворачивались и убегали или становились друзьями… И просыпаясь я чувствовал очень явную параллель с существующей реальностью, этого не спящего мира.

Одно совпадение было совершенно явным, это страх, что погаснет экран и кино закончится вообще, насовсем, пустота, темнота, ничего, полная остановка и кромешная мгла утопающая в вакууме. Мои детские сны были переполнены этой темной пустотой без звуков. Она длилась несколько секунд, которые казались самыми ужасными, потому-что конец, а потом пробуждающая дрожь по всему телу и холодный пот. Я обычно открывал глаза и садился в кровати, чтобы как следует прийти в себя и осознать, что смерть была не настоящей. Засыпать потом долго не хотелось.
Сравнивая взрослые кошмары с детскими, нахожу одно интересное отличие, которое наводит на размышление, до сих пор не завершенное в рациональном виде. Если во взрослых снах смерть наступает в результате трагических событий (перестрелка, авария, падение с высоты, утопление, удушье без воздуха…) то в детстве, кино гасло без явных и серьезных причин. Просто какая-нибудь, милая сценка на природе, а потом вдруг все темнеет и пустая тишина с внутренним осознанием завершения существования. Такой животный инстинктивный импульс, холодный и однозначный, не подлежащий сомнению. И ребенок, еще толком не умеющий разговаривать и не знающий нужных слов, чтобы описать свое видение, понимал, нет не понимал, а точно осознавал, что это был Конец. Подсознание однозначно передавало сигналы в ощущениях для  интерпретации которых, на ум приходило только одно слово из шести букв – смерть.

Самой большой странностью было отсутствие боли или страданий, а вся жуть ситуации заключалась просто в отключении света и звука. Дезориентация в пространстве без разрушения физической оболочки тела, интерпретировалась умом как смерть. Если нет света и звука которые я могу отразить в своем уме, распознав их наличие по яркости и цвету, громкости и тону, значит или вокруг нет жизни или внутри меня. Но во втором случае возникает встречный вопрос, а с кем я тогда сейчас обсуждаю эту мысль? Сам с собой? Значит жизнь внутри меня есть, только я не могу обнаружить себя снаружи из за отсутствия  должных условий.  Но даже в темноте я могу ущипнуть себя и почувствовать боль! А когда ты можешь только думать и не чувствовать тело, это уже паралич в склепе, возможно ты уже похоронен и твое тело отдает остатки энергии для питания мозга, в котором разряды нейронной активности, поддерживают твой внутренний диалог? Интересно, сколько еще осталось? Ведь если батарейки скоро сядут, то и поговорить будет не с кем? Если это последние мгновения работы мозга, а значит и жизни, то какой смысл размышлять на эту тему? Расстраиваться тоже вроде как-то бессмысленно, кричать, плакать, молиться, может привет передать близким? Ну вот, что ты будешь ДУМАТЬ в такой ситуации? Все, что захочешь, то и думай, но СДЕЛАТЬ ничего не выйдет, даже ухом пошевелить. А где оно вообще располагается это ухо? Ну глаза понятно, прямо передо мной, спереди. Так, стоп, а где здесь перед? А? АААА!!!  Вот оно, то самое, ни времени ни пространства, вечность, хочешь думай, а хочешь усни и не переживай о кризисе среднего возраста и смерти во сне, который снится наяву.

Но просыпаться приходится и открывать засохшие глаза, чтобы сквозь мутный туман начинать узнавать знакомые очертания окружающей действительности настоящего кошмара. И думай не думай, а надо что-то делать. Что же делать? Что же мне сделать? Куда? Зачем? Смысл? Ноль абсолютный. Весна в разгаре, а у меня кровь почти не движется по телу, коматоз автопилотный. Надо что-то делать, куда-то пойти, с кем-то поговорить, может чего замутить, только не валяться плашмя как дохлая рыба на песке. Пойду на работу, может там обнаружу смысл, смысл дальше смотреть это кино, другого то нет. Интересно, почему нельзя поменять кино? Почему я не могу чувствовать по другому, как раньше, когда кровь кипела в жилах и весна тонула в моих бешенных чувствах? Где сейчас эти чувства? Не чувствую ничего, холод и пустота, анабиоз. Сплю в полный рост и трясусь как в кошмаре, который никогда не заканчивается, перетекая с одного уровня на другой, дразня утренним рассветом и пением птиц, который исчезает так и не дав надышаться дневным светом и звуками любящего сердца. И почему, почему я не могу это выключить? Почему выключатель не сработал? Может это еще не все кино? Неужели, это еще не конец? Куда еще дальше то?! Неужели у ада нет дна? Даже думать трудно, мысли просто вязнут, так и не вылупившись во что-то осознанное. Ноги еще ходят, значит надо идти, найти свой смысл, может помощь кому-то нужна? Себе-то я уже ничем не могу помочь.  Мама, роди меня обратно.

 

10. Метро-Трип.

Я интенсивно пытаюсь остановить внутренний диалог. Для этой цели используя несколько различных техник, общая суть которых сводится к переключению внимания на конструкцию мышления, а не наблюдение за думанием как традиционно предлагалось йогами и прочими медитаторами.  Сигнал был обнаружен после того, как я в третий раз прокручивал весь сценарий сотворения мира в базовой модели. Обычно на это уходила одна остановка между станциями метро. Но сейчас, творилось невероятное, остановки не было, а мозг работал на всю проектную мощность. Думалось очень интенсивно и напряженно и это было не концентрированное решение задачи или полет  мечты, а замкнутый цикл. Именно цикличность указывала на аномалию внутри моего сознания. Как только я ее обнаружил, сразу включил медитатора, чтобы определить исходный триггер запуска.  Так, кажется есть промежуточный вариант, это адреналин. Адреналин запустил процесс, поэтому время словно замерло, а на самом деле, просто увеличилась скорость, отсюда так долго не наступает прибытие. Помнишь, как в авто авариях, все замедляется, как в кино со спец эффектами  Вот, это адреналин. Организм получает дозу, чтобы ты быстрее соображал и резче двигался спасая свое бесценное тело.  Но, что вызвало выброс? Никаких внешних предпосылок, запахов или звуков, обычный вагон, не в час пик, очень спокойно. Но я то не спокоен! Процессор сейчас закипит, но тело, что происходит с телом?! Оно словно не мое. Ага, вот он, источник тревоги. Он шел прямо на меня через весь вагон, спокойно и уверенно, словно никого кроме нас здесь не было.   –Не прекращай думать. Сказал он, глядя прямо в мои глаза, в надежде увидеть там, что-то ему одному известное. Взгляд, это был взгляд. Триггер сработал через взгляд, когда я бегло осмотрел вагон при входе и сел на свободное место. Подсознание срисовало аномалию и запустило адреналин, но вместо паники или боевой готовности, мое сознание перевело энергию в ментальный план, который в дежурном режиме просчитывает создание новых миров. Незнакомец перехватил сигнал и запустил цикл, не дав моему уму переключиться на просчет ситуации и сканирование аномалии. Я попался в моменте, когда время останавливается для наблюдателя внутри, но для тех, кто снаружи, все идет своим размеренным ритмом. –Продолжай думать и ни о чем не беспокойся. Повторил незнакомец. Я смотрел на него и осознавал только одно, я не могу его идентифицировать ни по одному признаку. Это значит, что все описание этого незнакомца сводилось к одному – неизвестный мне человек. Даже половая или расовая принадлежность, как  и силуэт фигуры, мне были недоступны для описания. Его голос звучал прямо у меня в голове и я наблюдал это в каком-то невероятном тайфуне из собственных мыслей, которые строились и рассыпались по одной и той же схеме. Это было похоже на упаковку и распаковку архива, когда тестируешь память. Но поверх этой мыслебури, было осознавание всего происходящего, в котором как бы со стороны возник вопрос, -а как глубоко можно упаковать время? Сколько и какую интенсивность может выдержать мозг, работая на таких скоростях? Неужели это один адреналин? Насколько я себя помнил, этот гормональный драйв имел ограниченный период действия, а потом наступал отлив и тело отключалось. Да, но это когда ты в контакте с действующей реальностью, а сейчас, в каждом такте твоего сердцебиения, находятся сотни тысяч октав, одновременно. И ты передвигаешься внутри одного такта, как по нотам, не выходя на поверхность. Это может длиться вечно для тебя и долю секунды для окружающих. –У нас полно времени, прозвучал голос незнакомца. Тебя уже не смущает мой неконкретный внешний вид, не так ли? Просто думай, ничего не надо делать, диалог уже происходит. Нет, это не шизофрения, у нее другие симптомы. И да, у меня есть чувство юмора.  В связи с большими энергозатратами… -Ага! Значит идет перерасход!         -Нет, не перерасход, это не энергия жизненной силы, если ты об этом догадался, а обеспечение передачи по закрытому каналу. По которому мы сейчас общаемся. Для всех, ты продолжаешь думать как это обычно делают люди, а твои мысли оставляют характерные отпечатки в эфире, как пальцы, например. И это, поверхностные вибрации, которые читают даже машины. На это уходит от 15 до 80% ЭНЕРГИИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ сложности задачи, потом наступает перегрев мозга и истощение организма. Мозг выделяет тепло и продукты распада во время этой работы. Именно по этим параметрам вас и наблюдают, а если быть точнее, контролируют. Мы же с тобой, как ты почувствовал, находимся несколько над этой суетой. Чувствуешь, как здесь легко думается и дышится? Ты должен научиться подключаться к каналу, ибо скоро будет большой скачок на Солнце, и большинство машин выйдет из строя, а вместе с ними дадут сбой нейроиммитаторы и ускорители мыследеятельности, получающие информацию по обычным каналам. На практике это будет происходить как рассогласование параметра и его значения, слова не будут передавать смысл. Это будет чем-то похоже на состояние при инсульте. Ты слышишь и узнаешь слова, но не знаешь, не можешь вспомнить, что они означают.

Все просто, ты едешь в метро и делаешь то же, что и сейчас, выключаешь контролера внутри себя, отпускаешь ум в свободное плавание. Пусть несет свою важную чушь, умничает, мечтает, вспоминает, пялится на задницы, не мешай ему. Просто следи за временем, оно в какой-то момент исчезнет, это и есть сигнал, как сейчас. Пока ты не научишься устойчиво находиться в канале, общаться будем в дуплексе – один говорит, другой слушает и никакого базара. Позже, подключишься к целому или Супер-сознанию  где все будут иметь постоянную связь со всеми. Нет, хакать чужие мысли не сможешь. Точнее сказать, сможешь, но тогда потеряешь связь с целым, что есть полнейший нонсенс. Да ты и сам уже это осознал, еще до окончания своего вопроса. Вопрос зачем, наверное так же не актуален. Вот собственно и все. Наслаждайся знакомством. Смайл. Незнакомец исчез, словно, частота в приемнике, был и вот на этом месте белый шум. Значит ноты и октавы. Могу взять любой аккорд и сочинить любую мелодию. Постой ка, а ведь люди всю жизнь, что-то сочиняют и передают это в эфир! Только делают это неосознанно и бессмысленно. На всех октавах какофония и лишь изредка, вдруг прорывается аккорд, мелодичный орнамент которого, тут-же подхватывается и отражается зеркалами, которые повторяя сигнал, формируют паттерн для симфонии жизни. Жизнь, это музыка, отраженная от вечности. Твоя жизнь, это музыка и ты сам ее пишешь, каждой своей мыслью. Это похоже на письмо с закрытыми глазами, когда ты всякий раз отрываешь перо от листа и затем начинаешь писать уже в другом месте. Как потом прочитать эту запись? Иероглифы наверное так появились. Паттерны, которые всегда ложатся в определенном порядке и вызываются стойким алгоритмом воспроизведения. Вот видишь, сейчас ты продолжаешь диалог, но уже без моего силуэта, форма оказалось необходимой, чтобы через знакомую модель перейти на следующий уровень, сменить октаву. Смайл.  Хочешь поразмышлять о процессе мышления? Или о процессе осознания? Как отражение интерпретируется и потом становится информацией? Обрати внимание, что для этого необходим базовый уровень. Именно, примитивное узнавание в себе мыслящего существа. Узнавание и обнаружение отличий. Начнем. Посмотри в зеркало. Нет, не в обычное вроде того, которое в ванной,  а в свое зеркало. Загляни в отражение себя, внутри своего сознания, что ты видишь? Идеально, если там ничего нет. Но в твоем случае, там наверняка сидит идентичность, личность с героическим и романтическим прошлым. В точку! Прошлое определяет твое настоящее и формирует судьбу! Вот эти, ненавистные, микро-травматические раздражители, которые вечно дергают тебя, как марионетку, в самый ответственный момент, нарушая движение к цели. Зеркальные нейроны? Хи-хи. Это глаза и уши матричного контроля. Это коллективное бессознательное, переходного уровня. Да, они помогают твоему образованию, эмпатии, реакциям на неадекватность твоим стандартам и нормам. Они сигнальная система, а не энергетические паразиты, как это принято думать у многих медитаторов. Дурацкая затея, останавливать мышление и подключаться к глобальному сознанию. Можно, но это равносильно попытке запустить свою домашнюю операционку на квантовом суперкомпьютере. Кроме как «ох как там круто!» ничего полезного вынести оттуда невозможно. Данные не скомпилируются в информационный код, доступный для понимания или даже просто чтения. Мышление, это своего рода контактная поверхность твоего сознания, посредством которой возможен сам контакт, но не через нее, а сквозь нее.  Мышление, это энергетическое поле, на котором можно рисовать картины, сочинять музыку и строить города. Именно в состоянии не «не ума», чтобы звучал хлопок одной ладони, а в уме, который не отождествлен в данный момент с сознанием. Начинай думать о нем, как о чем-то параллельном, отстраненном, но не солидаризируйся с его участием в этом процессе. Подхват с его стороны всегда будет ощущаться как грубое участие «слона в посудной лавке». Он будет слишком рациональным или логичным, будет тупить своими вопросами или размышлениями, а ты смотри на него словно из-за ширмы, параллельно двигаясь в потоке его мыслей, но, не ныряя в них. Правда, не сложно? Дыхание и прочие примочки, это, как правило, следствие твоей осознанности, происходящее автономно и независимо, не стоит туда лезть корявыми пальцами. Хи-хи.  О чем думать? Это уже ум, а не ты. У тебя нет вопросов. Они получают свое разрешение в момент возникновения, когда ты движешься в потоке. Канал? Пусть это будет метафорой. Люди любят всякую чушь вроде «прямой линии с господом», поэтому «канал», это как и «кристаллы» только для определения состояния, а не формы. Трубы не будет. Хи.

Выныривай осторожно, сам знаешь как. Да, я просто внедряюсь в мыслительный поток и беру контроль, за мыслями переводя фокус наружу. Точно. Сколько же здесь суеты и шума, параллелей и перпендикуляров, слоев, уровней и неопределенностей. В глаза попадает слишком много всякого, большинство из которого мы не видим, а уже тем более не осознаем. Вот и моя станция, а тело еще потряхивает, адреналин штырит организм, а вместе со мной и эту бабульку, которая стремится выскочить раньше меня, подпирая локтями свое местоположение в пространстве. Интересное кино, за три минуты между станциями. Московское метро, это « синхрофазотрон» почище адронного коллайдера. Это ускоритель заряженных нейронных частиц. Заряженных мыслями, не осознающих процесс  своего мышления хозяев, как сердце не осознает процесс перекачки крови по кругу, снабжая тело топливом, которое сгорает на пути к нашей мечте.

Продолжение следует…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *